Памяти Адрея Сахарова

Когда-то в студенчестве Андрей Дмитриевич Сахаров, судя по всему, получил тройку по теории относительности. Следующей ночью один из педагогов, принимавших экзамен, позвонил другому и сказал что-то вроде «Слушай, так ведь этот студент всё правильно говорил?! Это мы с тобой ничего не поняли — это нам надо тройки ставить! Надо с ним ещё поговорить». К сожалению, эти слова на сто процентов применимы к современной России — спустя треть века постсоветской модернизации мы заслужили хорошо, если тройку, но судя по всему — двойку.

Посудите сами: буквально несколько часов назад на премию Сахарова номинирован Юрий Дмитриев, отбывающий срок по приговору, первоначально провалившемуся даже в российском правосудии. За что срок? За то, что не вписался в рынок истории, в который снова, как в советские годы, превратилась эта уважаемая наука. За то, что Дмитриев ценит человеческую жизнь как таковую, оборвалась ли она под руководством Сталина-главнокомандующего, или Сталина-палача. За то, что Юрий Алексеевич работает в “Мемориале”, взявшем на себя ответственность не только за жертвы прошлого, но и настоящего.

Не все знают, что «Мемориал» состоялся по исключительной заслуга Сахарова. Андрей Дмитриевич не только своей жизнью прокладывал путь для этого начинания, но и в смерти помог «Мемориалу» состояться: когда на похоронах Сахарова Горбачев спросил вдову Академика, чем он может помочь, Елена Боннэр попросила не квартиру или машину, а зарегистрировать “Мемориал”. Через несколько дней Моссовет принял решение о создании первого советского НКО. “Мемориал” создавался гражданами нашей страны для изучения нашей истории ради нашего будущего, но сегодняшние троечники и двоечники, которые так ничего и не поняли, признали его “иностранным агентом”. Судя по всему, Андрей Дмитриевич был бы сегодня иностранным агентом, вот в каком состоянии сейчас наша страна.

Академик Сахаров был отправлен в ссылку за его позицию по войне в Афганистане — войне, уничтожавшей наших сограждан и ставшей одной из основных причин экономического краха СССР. Из ссылки он вернулся с неизменным отношением к Афгану, и в итоге именно оно победило: спустя десять дней после его смерти Съезд принял резолюцию с осуждением ввода войск.

Политика правящей верхушки может колебаться: “троечники” будут оскорблять святых людей своего периода, оправдывать преступления друг друга, как это называют в Евангелии “закрывать уста глаголящих
истину”. Им на смену придут другие, и правда на какое-то время восторжествует. За ними могу прийти новые “троечники”. Непреложным же остается нравственный закон в душе, и оптимизм, порождённый этим законом.

Сегодня в моде совсем иные личностные установки у политиков, но и не только у политиков. Установка цель оправдывает средства, установка личной выгоды и личного обогащения как главной ценности, остальное зачастую воспринимается как наивность и глупость.

И главное его наследие – это практическое наставление Андрея Дмитриевича. Ценности, ценностные нравственные установки – это и есть в конечном счете самые рациональные пути. Только такой путь приведет к успеху и к процветанию, как личному, так и общественному.

В детстве мне отец рассказывал про Андрея Дмитровича. Разные истории, например, про то, как его лишили всех званий, кроме звания Академика. И Академиком он остался только потому, что это был бы второй случай в истории, — по рассказу отца. Первый случай — когда национал-социалистическая партия Германии лишила такого же звания Альберта Эйнштейна.

Я слушал истории про Андрея Дмитровича, и в 17 лет решил присоединиться к партии Яблоко. Сегодня в нашей партии проходит выставка памяти Сахарова, зум-марафон его памяти.