«Единая Россия» против деревьев

Этим летом я провёл множество встреч с москвичами, и все жаловались на сокращение зелени и бесконечные стройки. Деревья в Москве вырубают с какой-то безжалостной скоростью. Причем, что интересно, с 2013 Департамент природопользования перестал публиковать статистику — сколько деревьев срублено, а сколько посажено. На 2013ый год статистика выглядит так:

Вырублено 92,7 тысяч
Высажено 33 тысячи

Так себе пропорция, на мой взгляд. И скорее всего, если ситуация и изменилась за эти годы, то только в худшую сторону. По подсчетам Гринпис, за 15 лет Москва потеряла 700 гектар зеленых насаждений — это площадь 1000 футбольных полей. Или почти 1,5 парка Сокольники. Или 2 площади ВДНХ с парком «Останкино».

Конечно, есть закон о компенсационном озеленении. Но его очень сильно портит 14-ая статья. По ней компенсационное озеленение не проводится, если зеленые насаждения утрачены в результате санитарных рубок и реконструкции зеленых насаждений, восстановление светового режима в жилых и нежилых помещениях, ураганов, землетрясений, удаления аварийных деревьев и кустарников.

На санитарных рубках я хотел бы чуть подробнее остановится. Летом, на одной из встреч в Бутырском районе, москвичи жаловались, что у них в ГБУ «Жилищник» нет ни одного дендролога. Вообще. Ни одного. И теперь возникает вопрос, насколько квалифицированный специалист принимает решение о санитарной вырубке, сколько здоровых деревьев было срублено под этим предлогом. Да и собственно, даже если есть свой, управский дендролог, сложно ли с ним договориться?

На прошлом заседании я попытался это все исправить. Я предложил считать вот эту самую 14 статью утратившей силу и компенсировать каждое утраченное дерево. Каждое! Вне зависимости от того, по какой причине оно утрачено.
Мой коллега Магомет Яндиев из Справедливой России предложил компромиссный законопроект — компенсировать только те деревья, которые утрачены в результате санитарных рубок и удаления аварийных деревьев.

Но, традиционно, «Единая Россия» и «Моя Москва» уклонились от участия в голосовании, наши проекты набрали по 16 голосов поддержки и были отклонены в первом чтении.